вторник, 3 мая 2016 г.

Палестина в петле сионизма. Преступники. Жертвы. Свидетели. Судьи │Топор над ливанским кедром



«Дровосеки» из Тель-Авива вовсю машут сегодня в Ливане топором агрессии. Они рубят под корень единство и мирную жизнь ливанцев и палестинцев, нашедших приют под сенью ливанского кедра. История свидетельствует, что эту порубку сионисты замыслили много десятилетий назад. Газета «Аврора», издававшаяся в 1909 году еврейской общиной в Стамбуле, из номера в номер твердила читателям, что господство еврейского капитала в Египте — лишь начало того грандиозного плана, о котором писал в своей книге «Еврейское государство» Теодор Герцль. Планом намечалось «освоение» территории Сирии и Ливана, Ирака и Палестины, входивших тогда в состав Османской империи. «Поскольку святые земли Израиля находятся в пределах турецких границ, — писала в те времена «Аврора», — для создания независимого сионистского государства на Ближнем Востоке евреи должны добиваться высокого положения в Турции». И они добивались.

Еврейская община в Турции протолкнула в османский меджлис своих депутатов, которые использовали парламентскую трибуну для проповеди сионизма и защиты его интересов. Своего человека подослали к великому визирю Хаккы паше. Визирь сделал его личным секретарем. Хаккы пашу просто вынудили на это: он был должен несметные суммы ростовщикам-иудеям, которые опутали всю турецкую знать и политиков сетями долгов. Напялив на плешь вместо фески ермолку, великий визирь ходил в поисках займов по еврейским кварталам Стамбула и выслушивал оскорбительные для истинного османа поучения своих кредиторов. От него они требовали ни много ни мало — разрешения на свободный въезд в Турцию неограниченного числа евреев из Румынии и России, которые заселили бы «святую землю Израиля».

Сионисты ценили покорность Хаккы паши, ссужали его деньгами и похваливали в печати. Один из их лидеров — Израэл Зангвилл писал в стамбульском журнале «Фортнайт ревю», что великий визирь Хаккы паша будет именно тем человеком, кто поставит ребром вопрос о создании великого еврейского государства перед Высокой Портой. Надменный визирь не смел возражать. Перед его глазами стояла печальная картина низложения султана Абдул Хамида II, который, нуждаясь в деньгах, как рыба в воде, ответил отказом на предложения Теодора Герцля погасить все его долги, если тот даст фирман (разрешение) на покупку палестинских и ливанских земель для евреев. Для начала Герцль предлагал султану полтора миллиона английских фунтов наличными. Но звон золота не прельстил повелителя правоверных. Он ответил Герцлю ядовитым письмом, в котором говорилось, что евреи сумеют получить Палестину лишь в случае, если Османскую империю расчленят и погубят.

Сионисты учли это и стали содействовать всеми силами развалу турецкой монархии. В ходе первой мировой войны Палестину оккупировали английские войска. В ноябре 1917 года английское правительство опубликовало так называемую декларацию Бальфура, в которой содержалось обещание содействовать созданию в Палестине «национального очага для еврейского народа». В апреле 1920 года в Сан-Ремо было принято решение Верховного союзнического совета передать Великобритании мандат на управление территорией Палестины. Декларация Бальфура была включена в текст мирного договора. Таким образом «еврейский национальный очаг» в Палестине получал международно-правовое признание. Державы-победительницы, поделившие Ближний Восток на зоны влияния, не забыли интересы международного сионизма.

Об этих интересах буржуазная пресса писала много. В те годы сионисты издавали в Париже журнал под названием «Палестина». В одном из его номеров была опубликована статья, где излагались претензии сионистов на многие территории Ближнего и Среднего Востока. Речь шла, в частности, о южном Ливане, который вплоть до города Сайды полагалось включить в рамки еврейского государства. Его именовали на языке иврит «Эрец Исраэль».

Спустя полвека эти притязания повторил генерал Моше Даян, заявивший, что «шестидневная война» (так сионисты называют израильскую агрессию против арабских стран в июне 1967 года) дала Израилю более или менее приемлемые и безопасные границы, за исключением границы с Ливаном. За этим угадывался старый план, о котором сионистские лидеры рассуждали на страницах журнала «Палестина». Идеи захвата южного Ливана носились в воздухе Тель-Авива.

Сионистские стратеги учитывали, что ни одно их мероприятие или план не могут осуществиться без помощи и участия империализма, а поэтому достижение собственных целей связывали с выполнением общеимпериалистических задач. Исходя из таких соображений, они и организовали сионистско-империалистический заговор для нанесения удара по арабскому национально-освободительному Движению во имя возвращения Западу утерянных позиций в экономической и политической областях на Ближнем Востоке. Заметим, что замыслы сионистов в отношении арабских государств всегда носили конкретный характер и были зафиксированы в официальных документах.

Одним из таких документов явился стратегический план израильского генерального штаба, разработанный уже в первые годы существования государства Израиль и датированный 1955 годом. В нем отмечалось, что арабские страны способны оказать Израилю значительное сопротивление лишь в том случае, если они объединятся. Именно поэтому целью подготовки политической ситуации, выгодной Израилю, стало «обострение внутренних разногласий среди арабов». Для подрыва единства арабов и разжигания между ними религиозных распрей необходимо было принять меры к образованию новых государств на территории, занимаемой ныне арабскими странами. Такими государства-ми-карликами могли стать враждебные друг другу христианское государство маронитов в рамках горного Ливана, исламское государство в районах Шуфа, долины Бекаа и юга страны и противостоящее им обоим государство друзов на Голанах. Кроме того, планировалось создание в Сирии алауитского государства, территория которого включала бы город Триполи и район Аккар. Не трудно увидеть, что ставка делалась на стравливание различных религиозно-этнических групп, населяющих территорию нынешнего Ливана. В 1920 году французские власти провозгласили создание государства Ливан под французским мандатом. В 1926 году была опубликована конституция, провозгласившая Ливан республикой. Между арабами-христианами и мусульманами стали возникать конфликты. Марониты изображали себя гонимой общиной, которой постоянно угрожают и которая нуждается в собственном «национальном доме», чтобы не исчезнуть в «мусульманском море». Будучи самой богатой частью ливанского населения, марониты претендовали на большую власть в стране, указывая, что именно они ответственны за национальное руководство, а мусульманские массы в Ливане не подготовлены к «прелестям свободной жизни». Особое положение маронитской верхушки было закреплено в национальной хартии, определившей квоты представительства в государственных институтах Ливанской Республики различных религиозных общин якобы исходя из одинаковой численности христианского и мусульманского населения. С тех пор маронитская буржуазия и клерикалы прочно контролировали все ключевые посты в государстве, ревниво оберегая свои огромные привилегии и преимущества, решительно отвергая даже довольно скромные и умеренные предложения о реформах. Правые христиане в Ливане, как и сионисты в Израиле, стали эксплуататорами и узурпаторами прав и имущества мусульманского населения этих стран. «В Палестине нет места арабам», — говорят сионисты. «В Ливане нет места для палестинцев», — вторят правые христиане-ливанцы. «Палестина — национальный дом для «избранного народа», — говорят иудеи. «Ливан — наш национальный очаг», — в унисон твердят правые христиане. И те, и другие отказывают иноверцам в экономических, политических и национальных правах.

Горный Ливан и некоторые районы Бейрута развивались значительно интенсивнее юга страны и долины Бекаа. Возникли два пояса нищеты, населенные преимущественно мусульманами. Первый — в горном Ливане, на юге, и в долине Бекаа. Второй окружает Бейрут, пригороды которого превратились в перенаселенные трущобы, пораженные нищетой. Под ее гнетом оказалось мусульманское большинство в Ливане, подобно арабскому меньшинству в Израиле. Это противоречие практически неразрешимо и чревато постоянными конфликтами, поскольку там, где сталкиваются религиозно-общинные и классовые антагонизмы, резко возрастает хроническая нестабильность. Обстановка драматически обострялась и в связи с тем, что в стране находилось примерно 300 тыс. палестинских беженцев. Первые из них пришли в Ливан после арабо-израильской войны 1948— 1949 гг., которая была спровоцирована и развязана многолетней подрывной деятельностью сионизма. Потерявшие кров, землю, живущие в нищете люди стали неисчерпаемым источником дешевой рабочей силы. Этим воспользовались буржуа, сказочно разбогатевшие в результате эксплуатации дарового труда. Приход в Ливан основных организаций Палестинского движения Сопротивления, активизация борьбы против империализма и сионизма способствовали развитию классового сознания трудящихся и росту организованных выступлений. Осенью 1972 года рабочие предприятия «Гандур» провели забастовку, которая вылилась в широкие демонстрации протеста. В феврале 1975 года в южноливанском городе Сайда (Сидон) во время многотысячной демонстрации был убит прогрессивный политический деятель Мааруф Саад. Это вызвало ярость мусульманского населения.

Правохристианская реакция любыми путями сохраняла господствующее положение, невзирая на то, что демографические пропорции, на которых оно было основано, существенно изменились: мусульман в стране было уже в два раза больше, чем христиан.
Стремление маронитов удержать на господствующих позициях совпало с намерением Израиля уничтожить Палестинское движение Сопротивления. Вторжения израильской армии на ливанскую территорию стали повседневным явлением. Применялись все средства — от тайных убийств до массированных налетов на лагеря палестинских беженцев.

Правые христиане участвовали в этих бесчинствах. Повсюду пылали пожары, орудовали грабители. Израиль снабжал оружием, боеприпасами правохристианские формирования, готовил на своих базах подразделения и части милиции правых, обучая их обращению с тяжелыми орудиями, ракетами, танками и бронетранспортерами. Именно в этот период на израильскую сторону перешли дезертиры ливанской армии майоры Хаддад и Шедьяк, ставшие во главе христианского анклава на юге.

К началу 1976 года произошел раскол ливанской армии, которая до этого не принимала прямого участия в событиях ни на одной стороне (хотя многие солдаты и офицеры-христиане воевали в рядах правых, а высшие офицеры-марониты предоставили в их распоряжение часть армейских арсеналов). Армия, созданная, как и другие ливанские государственные институты, на конфессиональной 1 основе, не стала силой, способной выступить целиком на чьей-либо стороне или сохранить единство. Она раскололась на несколько группировок. Мусульманин лейтенант Хатыб объявил о создании армии арабского Ливана. Через несколько недель она насчитывала несколько тысяч солдат и офицеров — мусульман. На юге появилась Армия защиты юга Ливана, тесно сотрудничавшая с Израилем. В Бейруте полковник Баракат собрал военнослужащих христиан, вставших на сторону правых. Так возникли ливанские квислинги и пятая колонна израильских сионистов. На эту операцию было затрачено 10 млн. долларов из казны международного сионизма. Центральное разведывательное управление США и секретные службы Израиля действовали таким образом, чтобы как можно больше осложнить положение в Ливане и создать на его территории новый плацдарм для наступления на арабское национально-освободительное движение и его неотъемлемую часть — Палестинское движение Сопротивления (ПДС). В действие были приведены многочисленные шпионско-диверсионные группы, обосновавшиеся в Бейруте задолго до начала кризиса, который вспыхнул после вероломного нападения фалангистов в апреле 1975 года на автобус, возвращавшийся с митинга представителей левых сил. Правохристианские элементы, спровоцировавшие инцидент, орудовали при полной и всесторонней поддержке зарубежных покровителей, которые оказывали и оказывают им военную, а также финансовую помощь, снабжая оружием и боеприпасами террористов и налетчиков.

Накануне апрельского взрыва, являющегося запланированной операцией против ПДС с целью ослабить поддержку справедливого дела палестинцев ливанским народом, в Ливан под видом туристов проникли 240 иностранных агентов, которые затем бесследно исчезли. Рассредоточившись мелкими группами и поодиночке, «туристы» начали сеять среди жителей ливанской столицы, других городов и деревень панические и провокационные слухи, настраивать ливанцев против палестинцев, нашедших приют на ливанской земле. Результатом этих действий стали провокации, бандитские налеты на банки, убийства и грабежи. Зловещим симптомом можно считать появление на ливанской земле иностранных наемников. Для их вербовки были открыты специальные пункты в Англии, ФРГ и других европейских странах. Здесь назначали высокие ставки желающим принять участие в гражданской войне в Ливане на стороне правых. Услугами наемников в Ливане широко пользовалась партия Катаиб. Как сообщала в августе 1976 года лондонская газета «Дейли экспресс», вербовщик Лесли Эспин и его помощник Джон Бест признали, что группа наемников — английских евреев орудовала тогда в Ливане на стороне правохристианских группировок.

Обеспокоенные укреплением рядов Палестинского движения Сопротивления, растущей поддержкой, оказываемой ему демократическими партиями и организациями Ливана, правители Израиля развязали необъявленную войну на южных границах Ливана, рассчитывая разжечь неприязнь к ПДС среди определенной части ливанского населения, руками правых нанести удар по силам Сопротивления и патриотическому демократическому движению. Палестинские лагеря в Южном Ливане, как и мирные ливанские поселения этого района, превратились в объекты постоянных военных провокаций. Израильские генералы и политики еще в 1976 году пытались устранить «палестинский фактор», представляющий главное препятствие на пути к намеченной цели — оккупации Южного Ливана. Они сосредоточили усилия Диверсантов, засылавшихся в Ливан, на устранение этого фактора с помощью и при участии правых сил.

Лидеры правых установили «рабочий контакт» с Израилем, который поставлял им вооружение. В июле 1976 года, к примеру, Израиль перебросил правым группировкам 40 танков и 10 тыс. автоматов. Тогда же, по свидетельству «Юманите», около 100 молодчиков из правохристианской милиции направились в Израиль, чтобы пройти там военную подготовку.

Получив от западных держав и Израиля через порт Джунию крупные партии вооружения, включая танки, бронетранспортеры и вертолеты, правохристианские части развернули наступление практически по всей стране. Основными объектами их атак, как и израильских налетов, были лагеря палестинских беженцев. Официальные представители Тель-Авива и израильская пропаганда в своих выступлениях смаковали провокационные действия ливанской реакции и предупреждали, что не потерпят никаких попыток арабских государств положить этому конец. Из Израиля неоднократно раздавались заявления официальных лиц о том, что положение в Ливане не сможет оставить Израиль равнодушным и заставит еврейское государство подумать о действиях. В сионистской печати то и дело появляются публикации, где на все лады обсуждаются различные варианты «формального» предлога для прямого вмешательства в ливанские события.

Международный сионизм поставил цель огнем и железом выжечь Палестинское движение Сопротивления на земле Ливана, где находилась и действовала штаб-квартира Организации освобождения Палестины (ООП), признанной ООН и всеми прогрессивными силами мира единственным законным представителем арабского народа Палестины. Сионисты считали, что ООП несет ответственность за принятие резолюции ООН № 3379, заклеймившей сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. Поэтому была поставлена задача уничтожить ООП как политическую силу, истребить либо дискредитировать ее руководителей, разгромить и рассеять сторонников. Шпионско-диверсионная служба и сионистская пропаганда играли в выполнении этой задачи весьма важную роль. Они охотно вступали в «деловые отношения» с представителями правых и помогали ливанской реакции душить демократические силы страны и Палестинское движение Сопротивления.

Разделить Ливан на пять провинций, расчленить Египет, раздробить Сирию и Ирак на множество маленьких государств по религиозному или этническому принципу, добиться развала государств Аравийского полуострова, одним словом, расколоть весь арабский мир — таков методично разработанный план сионистских руководителей, которые считают, что сфера их интересов простирается на весь четырехугольник, углами которого служат Пакистан, Кения, Габон и Марокко. В эту геометрическую фигуру входят полсотни стран Африки и Азии.

...Декабрь 1981 года. Министр обороны Шарон выступил перед ареопагом политических и военных деятелей, собравшихся на рабочее заседание в Институте стратегических исследований в Тель-Авиве. Тема: безопасность Израиля. Одна фраза, произнесенная будущим палачом Бейрута, точно описывает сферу израильских стратегических интересов. Приводим ее дословно: «Эти интересы не ограничиваются арабскими странами Ближнего Востока, районов Средиземноморья и Красного моря. Ради обеспечения безопасности в 80-х годах они должны распространиться на такие страны, как Турция, Иран и Пакистан, на такие районы, как Персидский залив и Африка, в частности, на страны Северной и Центральной Африки».

Февраль 1982 года. Сионистская газета «Джорнал оф джудаизм эид зайонизм» опубликовала подробное изложение сионистского плана на 80-е годы. Этот план развивает заявление Шарона без всяких прикрас и благовидной аргументации по поводу дальнейшего существования государства, которому якобы угрожают со всех сторон. В нем поставлены все точки над «i»: Израиль хочет быть империалистической державой, и он постарается методически раздробить арабский мир, обеспечить себе контроль над его природными богатствами, эксплуатировать его рынок и огромные ресурсы рабочей силы. Но, чтобы оправдать все то, что последует дальше, нужна аргументация в духе «холодной войны». Необходимо приписать свои собственные замыслы... Советскому Союзу. Соответственно газета пишет: «Война за доступ к мировым ресурсам — не только к арабской нефти, а ко всем видам сырья третьего мира — это главный фактор преобразования, которое происходит на наших глазах, поскольку одна из основных целей СССР — установить контроль над громадными ресурсами Персидского залива и Южной Африки, в которой находится основная часть мировых запасов минерального сырья». И далее преспокойно заключает: «Вот почему не мусульманский арабский мир представляет для них главную проблему в 80-х годах, хотя он и создает угрозу Израилю своей растущей военной мощью».

Следовательно, нет никаких проблем, просто угроза, да к тому же не очень серьезная. «Этот арабский мир, состоящий из конгломерата этнических меньшинств, раздираемого расколами и переживающего внутренние кризисы, — считают в Тель-Авиве, — не способен будет решить свои основные проблемы и в связи с этим не сможет создать когда-нибудь угрозу для государства Израиль». Далее следует подробное описание таких этнических конфликтов, которые противопоставляют каждую арабскую страну ее соседу. Анализируется положение во всех странах — от Марокко до Южного Йемена. Все эти страны, пишет газета, переживают «внутренний процесс социального разложения». Особое внимание уделяется Иордании и Египту. Первая (цитирую. — Авт.) «фактически является палестинской, хотя и управляется меньшинством трансиорданских бедуинов. Основная часть армии — и уж во всяком случае ее бюрократическая верхушка — палестинская. Можно сказать, что Амман столь же палестинский, как и Наблус». Сионисты выражают сожаление по поводу вынужденного возвращения Синая с его нефтяными запасами Египту и той «потери, которая подрывает экономику Израиля». Они считают, что нужно «снова завоевать Синай с его нынешними ресурсами». Такова «первоочередная» политическая цель Израиля. Египет в силу своих внутренних конфликтов не представляет больше стратегической проблемы: в Тель-Авиве уверены, что «за 24 часа можно вернуть его в состояние, в котором он находился после июньской войны 1967 года...». «Как централизованное государство, Египет уже представляет собой труп, особенно, если учесть все более ожесточенные столкновения между мусульманами и христианами. Его раздел на отдельные географические провинции должен быть нашей политической целью на 90-е годы на западном фронте. Как только Египет будет расчленен таким образом и лишен центральной власти, Ливию, Судан и другие, более удаленные страны, постигнет та же судьба. Образование коптского государства в Верхнем Египте и мелких государств гораздо меньшего значения служит ключом к историческому развитию, которое в настоящее время сдерживается мирным договором, но со временем оно неизбежно».

Что касается восточного фронта, вторжение в Ливан предвосхищало начало претворения в жизнь плана его раздела на пять провинций. Вслед за этим должно было осуществиться раздробление Сирии и Ирака на религиозноэтнической основе. На территории Сирии предполагалось создать вдоль Средиземноморского побережья шиитское государство — в районе Халеба (Алеппо), государство суннитов и еще одно — в Дамаске. Общине друзов предписывалось образовать собственное государство на Голанских высотах, включив в него район Хаурана и северную часть Иордании.

Ирак, Саудовская Аравия, Иордания также подлежали разделу, планировалось «замораживание экономического и демографического роста» этих регионов. Стратегическая цель плана — сформировать господствующую группу из еврейского населения на территории «от Нила до Евфрата».

4 июня 1982 г. израильские вооруженные силы с воздуха и моря начали непрерывные бомбардировки и обстрелы населенных пунктов и городов Ливана. В районе деревни Араб Слим, городов Тир и Набатия десанты израильских командос питались отрезать центральный сектор Южного Ливана, где размещались главные силы ливанских Национально-патриотических сил и Палестинского движения Сопротивления. Бомбардировкам подверглись 38 населенных пунктов, в том числе район города Дамура. На 5 июня 14 число убитых и раненых составило несколько сот человек. Несмотря на объявленный Советом Безопасности ООН срок прекращения огня — 6 часов утра 6 июня, — бомбардировки продолжались. Израильская дальнобойная артиллерия обстреливала дороги Южного Ливана, пути сообщения между Бейрутом и Сайдой, Сайдой и Набатией.

В воскресенье 6 июня после полудня началась прямая агрессия Израиля против Ливана. Крупные соединения танков и бронемашин пересекли ливанскую государственную границу и начали продвижение по трем направлениям: на западе— на город Тир, на востоке — на район Шебаа и на юго-востоке — на город Набатия. Наступление сухопутных израильских войск поддерживалось самолетами и вертолетами военно-воздушных сил и кораблями военно-морских сил Израиля. Израильские войска числом свыше 100 тыс. человек прошли через контролируемую силами ООН в Ливане полосу и начали развивать наступление. Некоторые подразделения ООН были окружены и разоружены израильтянами. Вторжение сопровождалось высадкой воздушных и морских десантов в различных районах страны. На всем фронте длиной в 90 км — от Тира на западе до Шебаа на востоке — завязались бои.